Перейти к рейтингу вин
ВСЕ ВИНОДЕЛЬНИ РОССИИ

Ирина Богович. Винодел с обложки

С Ириной Богович — одним из лучших молодых виноделов Крыма, побеседовал редактор vino.ru Игорь Сердюк.

Ирина Богович. Винодел с обложки

Очаровывающая своей модельной внешностью и вызывающая искренние симпатии винного сообщества, Ирина Богович уже не первый год доказывает основательность своего места в числе лучших молодых виноделов Крыма. В этом году ее изящное розовое вино блеснуло на отборочной дегустации, а элегантное мерло вошло в первую сотню рейтинга.   


– Просматривая Ваш телеграм-канал, трудно отделаться от ощущения, что с вином у Вас складываются очень романтические отношения… Если не секрет, с чего начался Ваш роман с виноделием?

– Да, Вы правы, это любовь. Она началась с Крыма. С 2014 года я стала часто ездить в Крым – у меня там было жильё, и я могла останавливаться там надолго. 

И вот в какой-то момент у меня возникло желание поменять свою жизнь, прекратить работу в сфере туризма и … мне захотелось открыть винный бар. Даже два: в Ялте и в Севастополе. Это был 2016 год, и уютные винные бары с продуманной винной картой тогда набирали популярность. Идея казалась мне очень привлекательной, но меня смущало одно обстоятельство. Я ничего не понимала в вине. Даже любителем вина я в тот момент назвать себя не могла. А согласно моим принципам, я должна разбираться во всех детялях того дела, которым занимаюсь. И я пошла учиться в московскую школу сомелье «Энотрия». Надо сказать, мне повезло: когда я обратилась в школу, в группе на ближайшие курсы оставалось только одно место. Вероятно, это была судьба.

Когда начались занятия по виноделию, я испытала странное ощущение «полёта бабочек в животе», знакомое тем, кто хоть раз влюблялся. Целый мир открылся для меня. Я кайфовала! Образ жизни винодела мне очень понравился. Я влюбилась в него и захотела так же! К концу срока обучения я уже была уверена, что свяжу свою жизнь с виноделием. Я расторгла договор об аренде помещения под винный бар и договорилась о практике на винодельне Павла Швеца. Мне показалось абсолютно необходимым самой пройти весь путь от ягоды до бутылки.


3 богович.jpg


В мае я закончила обучение в «Энотрии» а 6 июня уже стояла на винограднике с секатором. И до декабря работала, проходя все этапы ухода за лозами, сбора урожая, винификации, выдержки и розлива.

В декабре меня вызвал Павел и спросил: «Ну как, Ирина, Вам понравилось работать с вином?» А я к тому моменту уже сделала выбор и написала запрос на обучение в Дижонском университете, который в том году открыл набор на курсы по виноделию на английском языке. Там был очень серьёзный конкурс, но я решила: «Если меня возьмут, значит, это моё!» И меня взяли!

Я написала вступительное эссе на английском, где рассказала о себе. На эти курсы не брали новичков, поэтому мне пришлось приврать, что я занимаюсь виноделием уже три года. В группе я была единственным человеком из России. Это был незабываемый опыт. Занятия начинались в 8.30, а домой я возвращалась после девяти. После занятий мы общались с энологами, потом вместе шли ужинать, рассказывали друг другу о винах наших стран. Все это очень помогло мне стать виноделом. После обучения я вернулась в Крым и на следующий год сделала свои первые вина: мускат оранж и красное из сорта каберне совиньон.

– Какое вино произвело на Вас первое по-настоящему  яркое впечатление?

– Это были вина, которые я дегустировала в Бургундии, во время обучения. Pommard, Volnay, Aloxe-Corton, Meursault… Я тогда очень прониклась бургундскими сортами шардоне и пино нуар, и это отразилось на моем персональном винодельческом стиле. То мерло, которое вошло в рейтинг Top100wines, я совершенно сознательно сделал в достаточно легком «бургундском» стиле, как если бы это был пино нуар. 


 5 Богович швец и ко.jpg


– А кого из Ваших учителей Вы могли бы сейчас назвать? Наверное, Вы начнете с Павла Швеца?

– Его я считаю, скорее, вдохновителем. С ним я больше советовалась по вопросам ведения бизнеса. А в вопросах энологии я своим наставником считаю Алексея Толстого. Еще, конечно, я назову Алексея Романовича Акчурина, от которого я много узнала о виноградниках. Не забудем и моих первых учителей из «Энотрии»: Сандро Хатиашвили и Веронику Денисову.

– Что Вы считаете своим самым большим достижением и самым большим вызовом в виноделии?

– Я сейчас сижу в своем домике на своем винограднике, и это для многое значит. Но я неисправимый перфекционист, и мне все время кажется, что я что-то где-то не доделала. И все же, если оставить в стороне самокопание, то принятое два года назад, буквально за два часа, решение о покупке этого маленького виноградника с 20-летними лозами я считаю своей большой удачей. Теперь у меня есть опыт. И к тому моменту, когда у меня будет более значительный по размеру виноградник, я буду уже подготовлена к решению очень многих вопросов. У меня есть опыт работы и с покупным виноградом… Но, знаете, делать вино со своего виноградника – это совсем другая история. Моя мечта – работать только со своим виноградом...

А вызовы? У меня сейчас расширяется коллектив, и организовать его работу так, чтобы всем было комфортно, я считаю серьезным вызовом. Я обычно близко подпускаю к себе людей, начинаю со всеми дружить, а оказывается, что нужно соблюдать некоторую дистанцию и системную субординацию… Кстати, построить перед прошлым летом за пару месяцев площадку для приёма гостей на винограднике – тоже был вызов!


 4 богович.jpg


Существует ли Ваше «вино мечты», «dreamwine»? Если да, то какое оно?

– Конечно, да, я о нем думаю и к нему стремлюсь. Во-первых, оно должно быть идеально сбалансировано. Ничего не должно выпирать: ни спирт, ни бочка, ни кислотность (хотя я предпочитаю вина свежие и достаточно кислотные). Важно, чтобы у вина был хороший потенциал – то есть чтобы я могла спокойно открыть его через лет десять-пятнадцать, а то и двадцать. Это вино комплексное, с осязаемой текстурой, но не перегруженное… В голове у меня почему-то красное вино. Может быть, потому что я люблю пино нуар?

– Какое качество, по Вашему мнению, позволяет Вам добиваться успеха в тех нелегких условиях, в которых находится начинающий крымский винодел?

– Думаю, это настойчивость. В виноделии нельзя позволять себе «забивать» на что бы то ни было, как бы сильно этого ни хотелось время от времени. И немного везения, конечно. Но я убеждена: когда ты горишь своим делом, у тебя как-то все складывается. У меня часто бывает именно так.  


Другие новости

Спросить у сомелье

Возник винный вопрос? Теперь спросить и получить исчерпывающий ответ можно прямо здесь — наши сомелье готовы ответить на ваши вопросы.
Имя*
Телефон*
E-mail *
Ваш вопрос
*

Введите символы с картинки*